Как я стал писателем

Поезд проносился мимо бесконечных деревьев. Плацкартный вагон был очень громкий, скрипящий и стучащий всеми подвижными частями, начиная с колес, и заканчивая откидными полками на пошарпанных цепочках, увозя меня в неизвестное будущее. Шёл 2006 год. Время глобальных перемен в моей жизни.  

Я покидал столицу, окружным путем, через Украину, 36 часов до города Краснодара, по пути читая книгу Ю. Никитина «Как стать писателем», чисто ради интереса, без дальнейших намерений стать писателем. 

Молодой, зелёный, 22-х летний парень, сорвавшийся за неожиданной для городского жителя идеей, начать новую жизнь в эко-поселении.

Знал ли я на тот момент, что меня ждёт впереди? Даже предположить не мог. Но этот поезд никогда не забуду, так как, на нем я пересек границу от старой жизни к новой.

Поселение встретило меня осенней грязью на грунтовых дорогах, обгорелыми осинами и стройными дубками, совсем не похожими на раскидистые подмосковные деревья. 

Люди в поселении встречались самые разные, по одежде было видно насколько глубоко каждый погрузился в тему жизни в родовом поселении. Смех детей перекликался с народными песнями под гитару, кто-то оделся в славянские одеяния, а кто остался одетым  по-городскому, однако речи там были исключительно возвышенные.

Все говорили о новом образе жизни, о сибирской отшельнице описавшей идею эко-поселений и творящей чудеса.

И надо же было так случится, что приняли меня в это удивительное общество, и радовался я счастью своему, и пошел выбирать участок.

Да, так сложилось, ещё двое вместе со мной были приняты, и втроём пошли мы по грязи, земли выбирать, чтобы скрыться от суеты жизни городской.

Сопровождала нас девушка в белом сарафане, украшенном ручной красной вышивкой. И тепло, и свет шёл от неё и доброта в улыбке и взгляде. Казалось, что я попал в иной мир, где нет обмана и зла, даже серый осенний пейзаж для меня был милым и загадочным.  

Разговорились, знакомится начали, и рассказал тогда один из ново-принятых в поселенцы, что он воевал, познавал учения восточные, хитрости различные и древние знания. И так он интересно рассказывал, что не заметили мы как стемнело, и уже возвращаться надо было. 

В тот же вечер, военный улетел в другой город, за ним прямо по грунтовой, слегка поплывшей дороге, подъехала красная спортивная машина. Его в аэропорт повезли, а меня и попутчика нашего, у общего дома высадили, где я и остался ночевать.  

Долго я не мог заснуть вспоминал девушку, её доброту и участие, а больше всего меня волновал рассказ военного о древних тайнах, загадках планеты и жестокостях войны. Эти два мира доброты и страданий существовали рядом и между ними была очень тонкая грань.

Прошло полтора года. 

Жизнь в поселении текла полным ходом, но там не было самого главного, не было возможности зарабатывать деньги, зато полным ходом шло творчество и интересные встречи, но того военного я больше не встречал и ничего о нем не слышал.  

Так и не сумев придумать, чем же мне зарабатывать в эко-поселении, я решил учить других. Ну знаете, как у нас обычно принято, кто умеет, тот делает, кто не умеет, тот учит. И даже двух учеников нашёл. Спасибо, ума хватило с них денег не брать, за столь полезное учение.  

Не знал я на тот момент, что через каких-то 12-15 лет, учить других, не обладая нужными навыками, станет очень распространенным явлением. Однако у меня была другая ситуация, потому что я честно признался, мол, я сам не умею, давайте вместе учится.  

Пропагандировал очень простую идею: чтобы иметь доход, надо общаться с теми, кто имеет доход. Проще некуда, осталось выехать в город, и познакомиться с нормальными предпринимателями. 

Даже тот факт, что мы в сланцах и шортах и чуть ли не в драных футболках были, нас не остановил. Так и поехали. Мы же наполнились ведической добротой от поселенцев и верили, что все мы люди на планете едины и материальное не главное. И пошли в иной мир, где правят алчность и деньги.  

Вот только никто там нам не радовался, мы заходили к предпринимателям и удивлялись, почему нас чуть ли не с порога посылают, когда мы заявляли, что хотим пообщаться с директором. Таким образом, мы совершенно безуспешно проходили по городу два дня.

И вдруг, вспоминает один из моей славной компании, что прямо в центре города один из наших поселенцев директором крупной компании работает, уж он то нас примет, решили мы.

Здание было большое, и мы как и были, в тапочках бодро подошли к охраннику:

— Нас Юрий Юрьевич ожидает, пропустите нас.

Охранник удивился, осмотрел нас с головы до ног, и замешкался в растерянности.

— Да он ждёт нас, мы немного опаздываем, скажите как к нему пройти, — добавил я настойчиво, словно нас действительно ждут, и охранник молча показал нам направление к директорскому кабинету. 

Под взглядами озадаченных лиц сотрудников, мы проследовали к кабинету с табличкой «Генеральный директор» и постучали в дверь, в целом где-то в душе не сомневаясь, что нас попросят из этого крутого офиса на улицу. Однако директор нас встретил яркой улыбкой и даже предложил чай и кофе.  

Тут то я и узнал в нем того самого военного, с которым мы прогуливались с целью выбора земельного участка в поселении. Перед нами был совсем уже другой человек, в костюме, при галстуке и на военного он уже совсем не был похож, только выправка выдавала прошлое, так ещё и помолодел значительно.

Комичность того момента я вспоминаю с улыбкой до сих пор. И что интересно, в тех же самых тапочках, мне удалось найти предпринимателя, который вложил в меня пол миллиона рублей на развитие моего бизнеса — ЭКО отделка квартир, домов и постройка беседок из бамбука. Но это уже совсем другая история.

А вот, спустя две недели, я оказался дома у Юрия, он рассказал мне много о своих путешествиях Индии, Китая, Афганистана и Таджикистана, показывая всякие диковинные штуки, что он не простой военный, а полноценный разведчик, одним словом Штирлиц. И отдел его занимался не просто разведкой, а поиском древнейших рукописей и знаний, на целенных на развитие сверх способностей человека.

Пошутил я, что бывших разведчиков не бывает. Конечно, не бывает, улыбнулся он, это уже образ жизни и преданность Родине. И показал документ, в котором говорилось, что за определенную заслугу перед родиной, отпускают его на все четыре стороны, и заверено весьма известной фамилией.   

— Да что толку, от всех этих знаний, — говорил Юрий, — в открытую их особо и не расскажешь, хоть с меня почти все ограничения уже сняты. 

Тут я и говорю: 

— Так напиши книгу, а все эти знания и истории в художественное повествование оберни, если что, считай просто сказки рассказывал, и никаких претензий, а кто захочет, тот между строк прочитает.

— Так вот, технически, я легко могу всю информацию изложить, а художественно — с этим у меня плохо.

— Так давай я тебе помогу, стану соавтором.

Не долго думая предложил я, а он взял и согласился…

Вот так я стал писателем, и через год и три месяца напечатали мы свою первую книгу. А о том, как с издательствами общались, это уже новая история.